История

Управление на транспорте МВД России по Сибирскому федеральному округу, пожалуй, самая молодая силовая структура в регионе. Хотя понятие молодости здесь - весьма относительно. Многие линейные подразделения, составившие основу для формирования нового ведомства имеют необычайно яркую и насыщенную событиями историю, уходящую своими корнями в начало ХХ столетия. В различные эпохи развития государства блюстители порядка на транспортных магистралях именовались по-разному: береговая стража, железнодорожная жандармерия, транспортная ВЧК, отряды дорожно-транспортных отделов ОГПУ, УВДТ…

Государство общество при любой власти и режиме, постоянно стремились взять под защиту свои транспортные пути и средства передвижения. И не случайно. Пока люди будут в дороге, а перевозимое имущество – в пути, до тех пор всегда – и пассажиры, и грузы будут нуждаться в безопасности и сохранности от преступных посягательств. Самая кардинальная перестройка, заложившая базис всей современной правоохранительной системы на транспорте, произошла в 1919 году, когда в целях поддержания порядка и единства управления на всех железных дорогах России вышло в свет постановление ВЦИК "Об организации железнодорожной милиции и железнодорожной охраны". Этот документ фактически уничтожил жандармерию, положив начало советской транспортной милиции.

 

В 1919 году в составе губернской Новониколаевской милиции был создан Отдел железнодорожной милиции. Свою нелегкую службу первые милиционеры-транспортники несли, когда на окраинах страны не утихала гражданская война, а повсеместно - разруха транспорта, негодность путей и станций. 80 процентов железнодорожной сети в те годы было выведено из строя, более 4-х тысяч железнодорожных мостов разрушено, в том числе через реку Обь у Новониколаевска, 60% паровозов и четверть всех вагонов неисправны, 82% судов негодны.

Суровое время диктовало суровые законы. Так, например, 12 ноября 1919 года, когда в Томске и Новониколаевске еще хозяйничали белочехи, на разъезде Бутырское Омской ж.д. произошла авария, связанная со столкновением эшелонов Красной армии. Двигавшийся со скоростью 25 верст в час литерный поезд налетел на хвост другого воинского состава. Погибло 6 красноармейцев и столько же было ранено. После проведения расследования силами молодой транспортной милиции трибунал 5-ой армии вынес суровые приговоры. Виновного стрелочника, который не выполнил распоряжение о переводе стрелки, расстреляли. А поездную бригаду – машиниста и его помощника осудили на 10 и 5 лет лишения свободы соответственно.

А вот еще случай. Осенью того же года – на станции Тайга действовали органы другой транспортной милиции - Западно-Сибирского временного правительства. Причем везде – по ту и эту стороны фронта – милиционеры придерживались принципа немедленного и скорейшего принятия мер по дознанию и расследованию происшествий. За месяц до прихода Красной армии, на станции Тайга работал милиционер Петровский, который, как стало известно по архивным изысканиям, всегда в срок и в полном объеме проводил дознание. В одном случае «О задавлении солдата Кузьмы Черяпкина маневрирующим паровозом» 11 ноября 1919 года сотрудник транспортной милиции составил протокол осмотра места происшествия, установил мотивы самоубийства солдата, разыскав в круговерти отступления офицера белой гвардии Алексея Колесникова, непосредственного начальника Черяпкина, который прояснил ситуацию – «жена солдата растрачивала имущество, вот он и не выдержал».

 

На фоне развала транспортных коммуникаций в 20-е годы Сибирь захлестнула уголовная преступность. Бушевал террор. Вот лишь один из фактов. 22 октября 1920 года в линейное управление Советской Рабоче-Крестьянской милиции Томской железной дороги пришло сообщение о диверсии. Накануне вечером «пассажирский поезд № 4 при следовании по перегону Боготол - Критово на 506-ой версте вследствие разбора пути злоумышленниками сошел с рельс, причем паровоз с почтово-багажным вагоном свалились под откос, 2 последних вагона разбиты и 4 значительно повреждены. При крушении убито 27 человек, тяжело ранено 13, легко 30». Банда мародеров, устроивших крушение, была ликвидирована. Нечто подобное произошло и в 1927 году на Омской и Томской железных дорогах, где войсками ОГПУ, куда входила и железнодорожная милиция, были предотвращены попытки бандитов пустить под откос новые пассажирские поезда.

В эти годы милиционеры-транспортники ликвидировали ряд банд, которые грабили пассажиров, выбрасывая их из вагонов; наводили порядок на станциях, устанавливая очереди из желающих уехать; боролись с тифом и холерой, выставляя посты вокруг заразных вагонов и эшелонов; пресекали самовольные перемещения военнопленных и переселенцев; огнем и мечом искореняли воровство с подвижного состава, воровство массовое и безнаказанное. Не случайно один из первых оперативных приказов ставил хищения грузов в ряд самых важных государственных преступлений: «Разруха, причиняемая этим злом, колоссальная; десятки миллионов золотых рублей, уплачиваемых наркоматом путей сообщения за похищенные грузы, непосильным бременем ложатся на обедневшую страну».

1924 год. Из приказа полномочного представителя ОГПУ по Сибири:
"В связи с реорганизацией установить следующую дислокацию для 89 отдельного железнодорожного дивизиона:
а) штаб дивизиона немедленно перевести и расквартировать в городе Новониколаевске;
б) для обслуживания выделить 2 взвода, именуя их отрядами в гг. Омске, Томске, Иркутске. Из Томского отряда выделить не более 15 человек в Новониколаевск."
В 1935 году в здании на ул. Железнодорожной, 3, располагался 13-тый полк охраны УО НКВД. (Сегодня – это место расположения аппарата Западно-Сибирского УВДТ). С 1938 года транспортная милиция вышла из состава областных и городских структур и стала самостоятельным подразделением с непосредственным подчинением НКВД. Оперативные подразделения Западной Сибири поочередно, со сменой в 5-6 лет возглавляли старшие лейтенанты Александр Александрович Москвин и Тимофей Сергеевич Лукашин. Если старшие лейтенанты руководили транспортной милицией, под жестким контролем партийных и советских органов организовывали работу подчиненных, то конкретно работали «на линии», раскрывали преступления, разыскивали грабителей и убийц простые милиционеры. В архиве Западно-Сибирского УВД на транспорте имеется приказ о поощрении 150 рублями милиционера Агадырского опорного пункта ж.д. милиции Чехлова Ивана Минаевича. В июле 1939 года этот постовой задержал вора, который похитил с одной из ТЭЦ 90 тысяч рублей. В августе того же года на станции Бертыс бандиты убили слесаря-стахановца – милиционер задержал обоих преступников. Через неделю Иван Чехлов задержал вора-рецидивиста, который ограбил клуб строителей. Дополнительно, отмечается в приказе, за три месяца службы Чехлов задержал 6 спекулянтов, 26 мелких воров и 48 хулиганов. С такими подчиненными старшие лейтенанты искореняли преступность ударными темпами. Но многие планы нарушила война. Первый начальник линейной милиции Александр Москвин был призван на фронт Великой Отечественной, принял активное участие в партизанском движении в Белоруссии. С Тимофеем Лукашиным и третьим начальником Кузьмой Сорокиным, в то суровое военное и послевоенное время, власть обошлась жестоко. Оба были репрессированы, несмотря на то, что их личные дела пестрят благодарностями за четкое налаживание агентурно-оперативной работы, умелую организацию труда подчиненных по ликвидации групп расхитителей, грабителей и убийц.

Летом 41-го по Транссибу с неслыханной ранее скоростью – 900, 1000, 1200 километров в сутки – неслись воинские эшелоны из Сибири на помощь Москве. А обратно с оккупированных врагом территорий эвакуировались целые предприятия. За считанные месяцы Новосибирск стал крупнейшим за Уралом промышленным центром. Железная дорога в буквальном смысле слова стала дорогой жизни, которая нуждалась в надёжной защите от мародеров и диверсантов. При этом многие милиционеры-траснпортники добровольцами ушли на фронт. Так, например, первый начальник линейной милиции Александр Москвин, принял активное участие в партизанском движении в Белоруссии. С Тимофеем Лукашиным и третьим начальником Кузьмой Сорокиным, в то суровое военное и послевоенное время, власть обошлась жестоко. Оба были репрессированы, несмотря на то, что их личные дела пестрели благодарностями за четкое налаживание агентурно-оперативной работы, умелую организацию труда подчиненных по ликвидации групп расхитителей, грабителей и убийц.

После войны в 1947 году вся транспортная инфраструктура страны перешла в ведение органов госбезопасности. В составе МГБ СССР было образовано Главное управление охраны на железнодорожном и водном транспорте. Вновь созданный главк (ГУО) с системой местных органов, в отличие от существовавшего ранее Транспортного управления МГБ, был призван не только осуществлять по «оперативно-чекистскому» (контрразведывательному) обеспечению работы предприятий транспорта, но также выполнять задачи по охране общественной безопасности и правопорядка на железнодорожных и водных коммуникациях. В соответствии с новыми задачами транспортная милиция, подчиненная Главному управлению милиции (ГУМ) МВД СССР была передана в ведение Транспортного управления МГБ. Командные кадры подбирались из сотрудников бывшей транспортной милиции и органов МГБ, а младший начсостав из сержантов и старшин сверхсрочной службы милиции, органов и войск МВД/МГБ, которые проходили тщательную спецпроверку. Одно из условий приема, среди прочих требований, был рост не ниже 170 см. С переходом в систему МГБ сотрудники транспортной милиции получали статус военнослужащих и подлежали переаттестации на воинские звания. Преимущества по сравнению с общей милицией были очень велики – значительно увеличивалось денежное довольствие: повысилась зарплата, деньгами оплачивался продовольственный паек и т.д.

Однако в 1953 году после образования объединенного МВД СССР Главное управление на транспорте было ликвидировано, а его функции разделены между 6-м (Транспортным) управлением МВД СССР, занимавшимся контрразведывательным обеспечением предприятий всех видов транспорта, и Управлением транспортной милиции ГУМ МВД СССР, призванным обеспечивать правопорядок на железнодорожных и водных магистралях. Сотрудники вновь созданных Управлений транспортной милиции, были переаттестованы, т.е. им были присвоены милицейские спецзвания.

В 1960-х годахдорожные отделы милиции стали основой для создания региональных управлений внутренних дел на транспорте. В 1961 году с объединением Томского и Омского участков железной дороги дорожный отдел милиции, расположенный в Новосибирске, был переименован в отдел транспортной милиции на Западно-Сибирской железной дороге. А затем последовал целый ряд смен вывесок и названий. Так, 15 октября 1971 года приказом МВД СССР № 0653 Дорожные отдела переименованы в Отделы транспортной милиции (ОТМ), 1 ноября 1974 года приказом МВД СССР № 0725 ОТМ переименованы в Управления транспортной милиции (УТМ), а 27 ноября 1980 года приказом МВД СССР № 0738 УТМ переименованы в Управления внутренних дел на транспорте.

В январе 1979 года приказом МВД СССР из состава Западно-Сибирского УТМ выделена часть подразделений для создания Кузбасского УВДТ, в распоряжение которого вошли транспортные предприятия в Кемеровской и Томской областях. В это же время в Красноярском крае и прилегающих к нему регионах создаётся Сибирское Управление внутренних дел на транспорте. С 1971-го и 1985-го годов в наименование транспортная милиция стали включать, помимо железнодорожной – воздушную и водную милицию.

Эра УВДТ продолжалась вплоть до 2010 года. Управление на транспорте (УТ) МВД России по Сибирскому федеральному округу создано в соответствии с Указом Президента РФ от 18 февраля 2010 года № 208 путём слияния трёх бывших региональных УВДТ: Западно-Сибирского, Кузбасского и Сибирского. В зону оперативного обслуживания вновь образованного Управления входят объекты транспортного комплекса, расположенные на территории девяти субъектов Российской Федерации: в Новосибирской, Омской, Томской и Кемеровской областях, в Алтайском и Красноярском крае, Республиках Горный Алтай, Хакассия и Тыва. Протяжённость железнодорожных путей в зоне ответственности УТ составляет 9615,8 километров и включает в себя 547 станций, 262 вокзала, 960 посадочных платформ. Авиакомплекс состоит из 19 аэропортов, восемь из которых имеют международный статус. В зоне оперативного обслуживания линейных подразделений УТ МВД России по СФО также находятся акватории трёх крупнейших сибирских рек: Оби, Иртыша и Енисея общей протяжённостью 9051 километров, где в период навигации функционируют 11 речных  портов и 12 пристаней. Кроме того на севере Красноярского края действуют 3 морских порта (Дудинка, Диксон, Хатанга). Безопасность пассажиров и перевозимых грузов обеспечивают сотрудники 4 линейных управления и 12 линейных отделов МВД России, в структуре которых 6 линейных отделов полиции , 14 линейных отделений полиции и 55 линейных пунктов полиции, входящих в состав Управления на транспорте МВД России по Сибирскому федеральному округу.

Новая глава в истории транспортной полиции Сибири только начинается и… продолжает более чем вековую летопись!

Официальный сайт Министерства внутренних дел Российской Федерации
© 2018, МВД России